Перелетная Скворцова

Министр здравоохранения по числу зарубежных вояжей соперничает с главой МИДа Сергеем Лавровым

Ïðåìüåð-ìèíèñòð ÐÔ ïðîâåë çàñåäàíèå ïðàâèòåëüñòâà ÐÔ â íîâîì ñîñòàâåМинистр здравоохранения Российской Федерации Вероника Скворцова на глазах превращается в чрезвычайного полномочного посла, все чаще отмечаясь на полях международного сотрудничества вместо того, чтобы сосредоточиться на внутренних болячках. В одном лишь уходящем феврале госпожа медицинский министр по числу зарубежных вояжей превзошла чуть ли не самого главу МИДа Сергея Лаврова. Вот она выступает в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке на Всемирном форуме по вопросам женского здоровья, вот подписывает договор о сотрудничестве с системой здравоохранения Венгрии, вот встречается с послом США Джоном Теффтом…

Ладно бы все эти встречи — поездки медицинского министра приносили хоть какое-то облегчение российским страдальцам- больным. Но происходит ровно наоборот. Месяц февраль, насыщенный на увлекательные для Вероники Скворцовой зарубежные поездки, стал настоящим кошмаром для отечественной системы здравоохранения. Вот лишь некоторые факты, от которых берет оторопь.

20 февраля со ссылкой на агентство «Интерфакс» СМИ сообщили: за сутки в Москве покончили с собой двое онкобольных : из-за постоянных болей 83-летний пенсионер выбросился с шестого этажа жилого дома на Октябрьской улице, а в Преображенском районе на 2-й Пугачевской улице 80-летний мужчина повесился на шнурке, закрепленном на ручке шкафа, в записке объяснив свой шаг невыносимой болью…

18 февраля стало известно, что в учебной аудитории Российского государственного аграрного университета имени Тимирязева на проводе удлинителя повесился 62-летний профессор, страдающий онкозаболеванием. 15 февраля в столице на ул. Грина повесился страдающий от рака мужчина. Другое самоубийство онкобольного произошло 10 февраля. Источник «Интерфакса» в правоохранительной системе сообщил, что с начала февраля 2015 года в Москве свели счеты с жизнью 11 человек, страдающих онкологическими заболеваниями. Почти эту же цифру февральских онкологических самоубийств назвал заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников. Это в столице. А в провинциях, по всей России, таких несчастных уже, похоже, перестали считать.

Пока чиновники, отвечающие за медицину, здравоохранение и даже не снижение, а хотя бы за облегчение жизни онкобольных, не отчитались в своих доходах по итогам 2014 года. А по итогам 2013 года такие цифры живо обсуждались. Тогда по декларации о доходах, опубликованной на сайте правительства РФ, глава Минздрава Вероника Скворцова оказалась богаче президента России Владимира Путина, заработав за год 3,71 млн. рублей. Так что труд здравоохранительницы неплохо оплачен. Однако, как говаривал еще попечитель богоугодных заведений Артемий Филиппович Земляника из гоголевской комедии «Ревизор», больные выздоравливают, как мухи. А февральские онкобольные из прискорбного списка — в особенности.

А самое печальное — дети. Не высокопоставленные дамы, конечно, причина их хвороб, но 5-летний Егор из Мытищ, неизлечимо больной, к несчастью, подвергся ужасной пытки болью на Новый год — к 5 января он плакал, не переставая. Но в медицине были каникулы, поэтому малышу не давали обезболивающего больше 10 дней. После каникул в медучреждениях маму Егора, женщину на восьмом месяце беременности, футболили из детской поликлиники во взрослую, в управлении здравоохранения Мытищ ей сказали, что морфина нет, поскольку аптека его не заказала… Тогда забила во все колокола Лида Мониава из Фонда помощи хосписам «Вера», ее пост в «Фейсбуке» о мальчике Егоре, которому нестерпимо больно, дошел до чиновников. И стала очевидна неоперативность Минздрава — за целый день согласований на высоком уровне морфин для Егора так и не появился. Вспугнутые общественным осуждением в 9 часов вечера звонили от министра Вероники Скворцовой и пообещали помощь наутро, в одиннадцатом часу вечера последовал звонок от министра здравоохранения Московской области, потом звонили из правительства области с заверениями, что будут контролировать ситуацию с завтрашнего утра.

Но даже в режиме ручного управления никто не оказал на ночь скорую помощь мальчику – почти две недели плакавшему от боли. Лишь на другой день, когда все выспались, и домой к маленькому страдальцу приехал, чтобы погасить скандал, лично областной министр, главврачи и всякие медицинские чины, морфин для Егора нашёлся, медики наладили помпу… А сколько таких Егорушек, не прогремевших на весь интернет, загибается от боли?! Детские страдания тяжелы из-за беззащитности этой категории онкобольных. А слезинка ребёнка, о которой писал еще Достоевский, видимо, не имеет значения для жестокой системы, курируемой В.Скворцовой и О.Голодец…

Вероника Скворцова. Фото: ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов

Вероника Скворцова. Фото: ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов

По сути, система эта либо полностью вышла из-под их контроля, либо была сконструирована на уничтожение остатков гуманизма. Ужас остаться с невыносимой болью на выходные дни или долго длящиеся праздники заставляет людей уходить из жизни, это касается даже военных, привыкших терпеть тяготы. Покончил жизнь самоубийством в канун Рождества отставной генерал-лейтенант ВВС Анатолий Кудрявцев с четвертой стадией рака желудка, в прощальной записке написав, что не в силах терпеть боль. Застрелился в феврале контр-адмирал запаса Вячеслав Апанасенко, его родственникам не выдали обезболивающее из-за якобы неправильно оформленного рецепта. В прошлом году покончили с собой больные раком экс-генерал спецслужб Виктор Гудков и генерал-майор в отставке Борис Саплин…

Вдумайтесь: неоказание помощи уничтожает былой цвет нашей армии и спецслужб — но не заведено ни одного уголовного дела в отношении Минздрава и врачей о доведении заслуженных людей до самоубийства. И уж, разумеется, не последовало никаких отставок чиновников, заправляющих бесчеловечной системой. Зато система допустила травлю честных врачей, которые теперь боятся выписывать наркотические и сильнодействующие обезболивающие препараты. На тяжелые раздумья наводят прокатившиеся по стране уголовные процессы над сердобольными докторами — такими, как врач из Красноярска Алевтина Хориняк, обвиненная по двум статья УК РФ за то, что выписала онкологическому больному рецепт на сильнодействующее обезболивающее в обход инструкций. Непонятна тут позиция министра здравоохранения Вероники Скворцовой и уж тем паче курирующей медицину в правительстве РФ вице-премьера Ольги Голодец — их непротивление избиению медиков, а точней — равнодушие создали странную ситуацию. Фактически с их молчаливого согласия Наркоконтроль подменил борьбу с наркотрафиком пиаром и фактическим избиением людей в белых халатах, помогавших больным вопреки дурацким нормативным документам родного Минздрава.

Для справки: ежегодно Россия потребляет только 70 тонн перевезенного через границы афганского героина, т.е. в 2 раза больше, чем Китай, и 3,5 раза больше, чем Северная Америка. Это не считая поступающего из-за рубежа кокаина и легких наркотиков, собственного зелья. Фантастический по прибыльности рынок, видимо, сильно «крышуется» у нас в стране — но общественность кормят не отчётами о посадках наркодиллеров, а судебными процессами над врачами, не так выписавшими больному обезболивающий наркотический пластырь или морфин. В спектакль якобы борьбы с наркоманией включены суды, в угоду малоэффективному Наркоконтролю квалифицирующие любое нарушение при выписке рецептов на наркотический препарат как незаконный сбыт. Куется, по сути, ложная статистика, оставляющая в стороне настоящих преступников-наркоторговцев и теневые доходы тех, кто «крышует» наркотрафик. Но молчат об этом и «профильный» вице-премьер , и министр здравоохранения Вероника Скворцова, хотя выстреливший себе в голову от неоказания обезболивающей помощи генерал Вячеслав Апанасенко в предсмертной записке указал виновников своей смерти — Минздрав и правительство.

Сейчас в пожарном порядке дамы-здравоохранительницы спасают свою репутацию полумерами. После смерти генерала Апанасенко внесены изменения в закон, по которым обезболивающий наркотический препарат может выписывать не только онколог, но и любой врач, количество подписей на рецепте зависит от решения главного врача учреждения, сделан ряд послаблений… Но синдром испуга посадками медиков оказался настолько силён, что на местах рядовые врачи просто боятся применять эти «послабления»… Кому угодно подвергаться риску обвинений или сидеть, чтобы подправить статистику наркополицейских и «дырявость» для наркотрафика российских границ?

Самоубийственный — в прямом смысле этого слова — февраль обнажил зияющие провалы руководимого Вероникой Скворцовой здравоохранения. Онкология в России сама больна — нехватку онкологов в медучреждениях страны оценивают в 3-3,5 тысяч врачей онкологов, да и отсутствуют элементарные знания об онкологии у всей массы медиков. Рак только за рубежом перестал считаться смертельным диагнозом, перейдя в разряд излечиваемых заболеваний — в России же при министре Скворцовой за ним закрепилась слава смертного приговора. Только по Новосибирской области заболеваемость злокачественными образованиями выросла за год на 4,6%, есть подозрения, что картина и в других регионах не отрадна… Западные санкции подорвали поставки медицинских препаратов для онкологических больных из-за выросших цен на зарубежные лекарства и их составляющие компоненты, сырьё и т.д.

За тревожными разговорами о переходе на «другие схемы лечения» онкозаболеваний видится откат во вчерашний день медицины. На беду в стране закончилась Национальная онкологическая программа, а с ней и дополнительное финансирование в регионах, где теперь будут «барахтаться» в рамках достаточно скудного ОМС без подпитки федеральными бюджетными деньгами. Рухнули надежды на закупку за рубежом новой медицинской техники и медицинских технологий… Это значит: прощай обещанное нам лечение рака на европейском уровне! И профилактика злокачественных образований не выйдет на достойный уровень.

Одним словом, запах проблем медицины ясен не только тем, кто вынужден пустить себе пулю в лоб из-за «не того рецепта» на обезболивающий препарат. Достаточно очевидно, что руководители и кураторы здравоохранения даже в сытые времена не умели рулить важной социальной отраслью, а сейчас и вовсе не годятся в антикризисные менеджеры… И похоже, что поезд с грузом нерешенных вопросов по онкологии вот-вот слетит под откос… Но вице-премьер правительства Ольга Голодец по-прежнему обтекаемо говорит о кричащих проблемах. А глава Минздрава Вероника Скворцова выступает в Нью-Йорке и иных приятных местах со спичами о перспективах российской медицины. Благих, разумеется…

Вадим Степанов


Источник: “http://scandaly.ru/2015/02/26/pereletnaya-skvortsova/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя